«Дети – это всё, что у меня есть»: Как мать-одиночка из Костанайской области сама поднимает четырех сыновей

Источник: 

kstnews.kz

22 мая 2020, 13:33

Фото: 

kstnews.kz

Анастасия Лютикова и ее четверо сыновей из села Рыспай Костанайского района живут в этом доме на птичьих правах. У них ничего нет, кроме оптимизма и веры в то, что государство и люди смогут помочь, пишет Qostanay.TV со ссылкой на Костанайские Новости.

Мал мала меньше

По двору ходят куры. Они здесь тоже квартиранты – приходит женщина, присматривает за пернатыми. В дом Настю пустила сердобольная односельчанка: пару недель назад многодетная мама осталась без крыши над головой. Пустила тоже на время. Дом выставлен на продажу. Его могут купить. И что тогда? У Анастасии четверо детей, младшему всего пять месяцев.

– Я понимаю, что, наверное, мне могут сказать, что я сама виновата в этой ситуации, – говорит Настя. – Но я никогда не просила помощи, всегда сама справлялась.

Она и сейчас не обращалась в газету. Односельчане написали. Молодая женщина живет в селе около года, трудолюбивая, порядочная. И дети у нее всегда ухоженные, веселые. Село Рыспай в 26 километрах от города. Едем.

Во дворе ветер полощет разноцветную одёжку. Стирать на эту команду приходится каждые три дня, а то и чаще. Мал мала меньше высыпают во двор. Улыбаются. Серьезен только младший, затих на руках у старшего брата, всматривается пытливо в наши лица. Настя тоже не улыбается. Ей 31 год, тоненькая, почти прозрачная. На фоне крепких веселых мальчуганов выглядит не мамой, а старшей сестрой. Пока говорим, с братьями возится Айбек. Он им как отец: может и накормить братишек сам, и играет с ними, и воспитывает. При этом еще успевает в школе хорошо учиться: он в четвертом классе, всего две четверки, остальные пятерки.

– Он моя опора, – Настя с нежностью смотрит на старшего сына. – Всё уже понимает, переживает за меня. Когда нам сказали освобождать дом, я несколько дней ходила сама не своя, есть не могла. Так он вечером подошел: «Мама, я тебе чай принес, попей. Ты же не ела ничего».

Простая история

Айбеку одиннадцать лет, Данилу четыре, Егору два года. Владу всего пять месяцев. Пока мы беседуем, мальчишки крутятся рядом, шустрый Данил виснет на старшем брате. Падает и ушибается, хнычет. Айбек тут же берет его на руки, несет в соседнюю комнату, к игрушкам. Плач мгновенно стихает – старший брат знает, как переключить внимание.

– Я замуж первый раз в девятнадцать лет вышла, – рассказывает Настя. – Айбеку одиннадцать уже. Мы с его отцом недолго прожили, он начал пить. Я ушла. Год-полтора сама жила, потом сошлась в гражданском браке с отцом младших. Мы с ним собирались зарегистрировать отношения, но не сложилось. Сначала вроде бы все хорошо было, Данил уже подрастал. А потом, когда родился Егор, сожитель стал руку поднимать на Айбека. Я писала заявление, его закрывали. Но потом все повторилось, я поняла, что нужно уходить.

Жили в городе тогда, я увидела объявление на OLX: искали человека, который бы ходил за скотиной. За это давали возможность жить бесплатно в доме. Так осенью прошлого года я оказалась здесь. Пока переезжала, поняла, что беременна...

Анастасия рассказывает, что первое время всё было хорошо. Доила коров, кормила скотину. Хозяин разрешал брать молоко, детей было чем кормить. А потом владелец подворья вырезал скотину, сказал, что дом будет продавать. Скопить не получилось: ежемесячно Настя получает около 70 тысяч тенге – детские. Родовые она получила, около 160 тысяч тенге. Но они ушли на покупку угля: топить было нечем, хорошо еще, что осенью акимат сельского округа помог, семье привезли продукты и дрова.

– Я правда старалась откладывать, – говорит Настя. – Но чтобы накормить четверых детей, мне порой и 70 тысяч не хватает. Я подрабатываю: коров дою односельчанину за 10 тысяч в месяц, баранов стригу – 500 тенге за одного. Сыновьям нужно разное готовить: у Айбека гастрит, ему острое и жареное нельзя, младшим только молоко, кашки. Стараюсь, чтобы мои дети питались не хуже других, видели и печенье, и фрукты. Хоть понемногу, но все же.

Неполученные деньги

Между тем деньги на дом у Анастасии могли бы быть. Когда старшему сыну исполнилось 6 лет, она подала на алименты: сначала пыталась договориться с бывшим супругом о том, чтобы он помогал собрать ребенка в школу. Не вышло. Взыскать официально тоже не получилось: сейчас долг по алиментам составляет около 2 миллионов тенге. Судебные исполнители ничего не могут поделать. Мужчина раньше работал в России, сейчас Анастасия говорит, что родственники отправили его на лечение. Машина и дом арестованы, но денег все равно нет.

Не получает Анастасия и адресную социальную помощь (АСП). Сначала нужно было прописаться. После того как прописала младшего, обратилась в акимат сельского округа. Это было около месяца назад. Ей выдали перечень документов, которые нужно собрать: удостоверение личности, счет, справки формы 4 (у младших детей отец записан со слов матери) и справку от судебных исполнителей о задолженности по алиментам. За справкой нужно было ехать в Костанай. Но был объявлен карантин, и выехать Анастасия не смогла.

АСП дистанционно?

31 марта в «КН» вышла информация о том, что оформлять адресную социальную помощь с 1 апреля можно будет в проактивном формате либо через портал электронного правительства. Но как быть жителям сёл, в которых проблемы со связью и Интернетом? Рыспай именно из таких. Этот вопрос мы задали заместителю руководителя облуправления координации занятости и соцпрограмм Максиму Устинову.

По его словам, в тех сёлах, где нет связи, оформлять жителям АСП должны были помогать сельские акиматы. Аким Заречного сельского округа Нургиса Исмагамбетов говорит, что информацию об этом должны были довести до всех. Но Анастасия отрицает это: в последний раз с сотрудником акимата округа она общалась только в тот раз, когда приезжала, когда ей выдали перечень необходимых документов. И о том, что это можно сделать дистанционно, ей не говорили.

Нургиса Мылтыкбаевич говорит, что семью Анастасии Лютиковой они знают, помогали осенью. Он полагал, что женщина переехала. Однако пообещал взять ситуацию под контроль, помочь. Если в мае оформить все документы, с июня она сможет получать около 100 тысяч тенге.

Об оптимизме

Сейчас Настя уже начала действовать сама. Побывала у судебных исполнителей, справку о задолженности по алиментам перешлют на электронный адрес акимата. Решается вопрос по справке формы 4 для младших. Возможно, в июне ей удастся получить АСП.

Жаль, что это не произошло в мае. Сейчас хозяйка дома, в котором женщина временно живет, согласна, чтобы та выкупила у нее жилье в рассрочку. Дом стоит 500 тысяч тенге, но нужно сразу отдать 200 тысяч. Где их взять, Анастасия не знает. Ей не к кому обращаться за помощью, не у кого даже попросить в долг. Мама бросила дочь в два года, ее воспитывала бабушка, которая сейчас сама на иждивении, ей уже 82.

– Мама нашлась, когда мне было 26 лет, – говорит Настя. – Она живет в России, в Челябинской области. Я просила ее помочь, но... Ну, в общем, она сама там без документов живет, даже приехать сюда не может.

Анастасия говорит, что ездила туда. Думала, может, пере­ехать к маме. Не сложилось. Побоялась ехать в чужие края, да и женщина, которая ее родила, Насте, по сути, чужая.

– Я все равно стараюсь быть оптимисткой, – говорит она. – Мы через что только не прошли. И сейчас сыну старшему говорю: у нас есть еда, люди нам помогают, значит, все хорошо. Всё будет хорошо. Он у меня молодец. Говорит, что когда закончит школу, пойдет учиться на дантиста. А меня отправит учиться на медсестру, ведь малыши подрастут к тому времени.

Настя грустно улыбается. Она хорошо училась в школе, читать любила, на ЕНТ в 2006 году получила высокий балл. Мечтала быть учителем русского языка и литературы. Но тогда получать высшее образование было не на что. По­этому окончила колледж сферы услуг по специальности «продавец-кассир». Кем только не работала: продавцом, тестомесом (пока в городе жили), сажала лес, сажала картошку людям, доила коров, была техничкой, дворником, иногда несколько работ совмещала.

– Я не стыжусь того, что работала дворником, – говорит она. – Нет работы, которой нужно стыдиться. Стыдно не работать.

Вот только теперь у Анастасии ситуация, в которой все ее умения не спасут. И дом ей нужен в первую очередь потому, что она боится: детей могут забрать. А без них ей никак. «Дети – это всё, что у меня есть», – говорит Настя. И верит в то, что сможет найти для них дом.

Мария ШИЛО, фото Константина ВИШНИЧЕНКО

 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

 
 

ПОСЛЕДНИЕ СОБЫТИЯ

В гостином комплексе Костаная произошел пожар

Деревянный частокол и насаждения пожарным удалось спасти

«Ударилась головой о брусчатку»: Женщина погибла во время катания на велосипеде в Костанае

Несчастный случай произошёл на Набережной по улице Гашека

Ещё 23 дома остались без горячей воды в Костанае

«КТЭК» сообщила об установке заглушек на трубопроводе

Артисты облфилармонии уже выходят на большую сцену с живыми концертами в Костанае

На этой неделе стартовал летний марафон оnline-концертов

Интенсивное жилищное строительство продолжается в трёх новых микрорайонах Костаная

Дальнейшая перспектива в застройке города - вторая очередь микрорайона «Кунай»

«В трёх метрах от берега»: В реке Тобол утонул рыбак из Рудного

Обстоятельства произошедшего выясняются

Водители фур рассказали о длительных задержках на границе Казахстана

Жалобы от водителей фур поступили из Костанайской и Северо-Казахстанской областей

Сельский аким понесет наказание за использование сыном служебной машины в Костанайской области

Кошкарбай Нуртасов сегодня предстал перед советом по этике

О погоде в Костанае и Рудном на субботу, 6 июня

Синоптики прогнозируют восточный ветер

«Полная ампутация»: Житель Костанайской области совершил членовредительство

Факт зарегистрирован в полиции, проводится досудебное расследование

Некоторые зрители назвали ролик поучительным

Учет иммигрантов осуществляется по документам, удостоверяющим личность

Жителям ряда регионов специалисты прогнозируют не совсем летнюю погодку

Обстоятельства выясняются

Еркин Абиль – автор более 200 научных публикаций

Причина смерти актера не уточняется

Юлия Норкина известна как теле- и радиоведущая

Появление коронавируса в мире было встречено паникой. Вполне понятной

Старшему ребенку 12 лет, а младшему — 10

На четвертые сутки появились симптомы: отсутствие обоняния и вкуса, пропал аппетит

Фотографии неожиданных последствий COVID-19 облетели Сеть в апреле этого года

Многие верят, что Гейтс строит планы по чипированию людей через программу прививок

Цены на нее снижаются четвертый месяц подряд

Сапожник Григор Луп из города Клуж создал кожаные ботинки с удлиненным мыском

Ученые выяснили, что на постоянной основе лекарство может навредить здоровью

 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ