Двухлетняя рудничанка едва не умерла от кишечной инфекции

Источник: 

kstnews.kz

24 марта 2017, 10:10

Фото: 

kstnews.kz

В редакцию портала «Костанайские Новости» обратилась мама двухлетней Юлии Ахатовой. Ее дочь лежала в одной реанимации с погибшей Машей Карпухиной. Напомним, Маша умерла после кишечной инфекции. Юля выжила. Но ее маме есть что рассказать.

Первые симптомы

Рудничанка Екатерина Ахатова 8 февраля поняла, что у дочери расстройство кишечника. Стала отпаивать препаратами, следила за ее состоянием. Но лучше не становилось. Вызвали скорую помощь и на ней приехали в рудненскую инфекционную больницу. После лечения девочке лучше не становилось. Ребенок был вялый, да еще и добавилась высокая температура. Так Юля и попала в реанимацию. Сначала в рудненскую.

– Завотделением реанимации Николай Маркашов был очень внимателен к нам и сказал, что нужно срочно ехать в Костанай. Там Юле сделают диализ, – вспоминает Екатерина. О том, есть ли в Костанае аппарат искусственной почки, чтобы провести тот самый диализ ребенку, родители не знали. А его нет. Это потом узнала вся область из истории про Машу Карпухину.

Пробиться в Астану

13 февраля рудненскую девочку положили в реанимацию городской детской больницы Костаная. Потом была консультация в областной детской больнице, обследование. Диагноз «непроходимость кишечника» не подтвердился. Маму и дочь снова привезли в горбольницу.

Тогда и было принято решение: нужно везти в Астану. Потому что аппарата диализа для детей в области – нет. А он необходим, чтобы очистить кровь от токсических веществ. Заведующий отделением реанимации городской детской больницы Федор Штейгервальд пояснил маме, что будет созваниваться с Астаной, чтобы ее дочь забрали в столичную клинику. При этом, поясняет мама, врач заметил: если есть желание, ищите свои пути выхода на Астану. Конечно, мама была в состоянии шока, но через два дня ей сообщили, что 15 февраля за Юлечкой прилетит самолет.

Мы созвонились с Федором Штейгервальдом и напрямую спросили: был ли такой разговор про «свои пути». Врач пояснил: «Если бы вы только знали – для того, чтобы договориться с Астаной, нужны такие глобальные усилия. Они очень часто нам отказывают. И я, правда, подтягиваю родителей, чтобы они не сидели спокойно. Я так и сказал: «Если будет отказ, уважаемые родители, то вы должны через любые свои каналы, хоть министру звонить, но чтобы ребенок получил помощь».

Врачам Национального научного центра материнства и детства Екатерина Ахатова благодарна. В столице девочка пошла на поправку. Но в одном из разговоров с астанинскими докторами мама задала вопрос: «Почему в Костанае ждали, не отправляли сразу?» В ответ ей заметили, мол, как мы можем говорить за других...

Две принцессы

В те дни, когда Юля находилась в столичной реанимации, туда же поступила и Маша Карпухина, о смерти которой мы писали. Ее в Астану тоже отправили из-за отсутствия в области диализного аппарата для детей. Те последние дни землячки Машеньки наша собеседница вспоминает особенно тяжело:

– Девочка лежала и очень тяжело дышала. Я увидела, что у нее ноготочки были накрашены красным лаком. Позже спросила ее маму: «Ты накрасила?» Людмила улыбнулась, она. Дочка для нее была как маленькая принцесса.

Маши не стало 21 февраля. После ее смерти Карпухины улетели из Астаны. Через неделю домой вернулись Катя с дочкой. С живой, слава Богу. Мамы с тех пор общаются. Катя поддерживает Люду.

– А в газету я обратилась не для того, чтобы кого-то обвинять, – объясняет Екатерина. – Я только хочу рассказать всем, что с разницей в два дня, с практически одинаковым диагнозом, в Астану поступили два ребенка из нашей области. Обоим нужен был аппарат искусственной почки. И это только то, что мы знаем. А о скольких нам неизвестно… Так вот, я не понимаю, как в такой большой области, как наша, нет нужной для спасения детей аппаратуры? Это же неправильно. Пока ее нет, мы имеем такие трагические истории про наших детей.

Когда материал готовился к печати, мы узнали, что в эти дни в больнице находится еще один ребенок, которому также нужен аппарат гемодиализа. Это прокомментировал Федор Штейгервальд. «Можете написать об этом. Нам Астана отказала. И мы договорились с областной взрослой больницей, сделали один сеанс гемодиализа там, продолжаем оказывать специальное лечение. Ребенок с такой же патологией, что и те две девочки. Но ему немножко лучше стало. И это мы помогли. И если Астана такая умная, почему же она его не забирает?!» – эмоционально заключил реаниматолог.

От редакции «КН» будет направлен запрос в облуправление здравоохранения, Минздрав и Мажилис Парламента РК с просьбой обратить пристальное внимание на ситуацию в нашей области, которая складывается из-за отсутствия аппарата искусственной почки для детей. Уже однозначно понятно то, что он необходим костанайским детям. И далеко не раз в год, как нам говорили до этого.

Инна Педан

 

ПОСЛЕДНИЕ СОБЫТИЯ

Во многих районах Костаная отсутствует электричество

Вирусы кругом, выключили свет, заметает дом... Будущего нет?

Почему Максим Федин покинул костанайский «Тобол»

Слухи об уходе любимца публики ходили давно

В Костанае идёт снег

К ночи все успокоится

«Панацея от коронавируса»: А вы тоже в шоке от цен на лимоны в Костанае?

В районах картина не лучше

«Коронавирус головного мозга!» Житель Костаная пожаловался на вечно обгаженный подъезд дома

Свой крик души горожанин дополнил ужасающими фотографиями

Геометрические фигуры белой краской рисуют возле банков и Казпочты

Ситуация в регионе вызывает особое беспокойство

Видео быстро разлетелось в сети

О том, как тяжело жить с этим, женщина рассказала в интервью

Проблема коснулась перевозчиков во всем мире

Состояние знаменитой певицы, которой диагностировали коронавирус, сильно ухудшилось

Отмечается, что эстрадная певица почувствовала себя плохо еще 1 апреля

Плачущего малыша обнаружил сосед, когда утром шел на работу

Программа «Лучше всех!» — это не шоу талантов в привычном понимании

Это максимальный суточный прирост инфицированных в стране

Правительство страны готовит новый план по оказанию помощи

В Казахстане за сутки зафиксировано 78 новых случаев заболевания

Нарушителями были местные жители в возрасте от 65 до 72 лет.

Маска с экстрактом кокоса была приобретена в бюджетном универмаге

Между ними сразу вспыхнули чувства

 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ