Почему тенге снова стал слабее, рассказали в Нацбанке

Почему тенге снова стал слабее, рассказали в Нацбанке
Фото: Inbusiness.kz

О ситуации на валютном рынке в марте рассказала заместитель председателя Нацбанка Алия Молдабекова. Об этом пишет Qostanay.TV со ссылкой на zakon.kz.

По ее словам, рост доходностей ГЦБ США в марте и глобальное укрепление курса доллара США не дают шансов для позитивной динамики на развивающихся рынках.

— Продолжающаяся пандемия Covid-19 и введение локдаунов в отдельных странах, проблемы медленной и неравномерной вакцинации остаются актуальными для дальнейшей траектории мировой экономики. Дополнительно мы наблюдаем, что продолжающийся рост доходностей в США становится одним из важнейших драйверов на рынках. В конце марта доходность 10-летних казначейских облигаций США достигла уровня 1,74% – это максимальное значение более чем за годовой период. Повышение доходностей облигаций США обусловлено опасениями инвесторов об ускорении инфляции из-за масштабных фискальных и монетарных мер поддержки со стороны властей, — отметила она

11 марта президент США Джо Байден подписал закон о выделении 1,9 трлн долларов США на стимулирование экономики, и аналитики улучшают прогнозы роста экономики Штатов. Консенсус-прогноз по темпам роста ВВП США в 2021 году вырос до 5,7-5,8% против 4,9% месяцем ранее. В таких условиях фондовые индексы США вновь обновляют максимумы: индекс Dow Jones вырос на 6,6% за месяц, S&P – на 4,2%.

— Продолжающийся рост доходностей ГЦБ США привел к дальнейшему укреплению американской валюты. Индекс доллара DXY против валют развитых стран укрепился за месяц на 2,6%. Для валют развивающихся стран рыночный сентимент также был негативным: индекс валют Emerging markets ослаб на 1,1%. Среди EM стран наибольшее ослабление показали турецкая лира (-)11,1% после увольнения главы центрального банка, индонезийская рупия (-)2%, российский рубль (-)1,5%, — пояснила Алия Молдабекова.

На фоне опасений по поводу ускорения инфляции некоторые центральные банки развивающихся стран приступили к ужесточению денежно-кредитных условий. Так, Центральный банк Бразилии повысил ставку до 2,75% (+0,75 п.п.), России – до 4,5% (+0,25 п.п.), Турции – до 19% (+2 п.п.).

Между тем волатильность цен на нефть в марте заметно усилилась.

Если в течение предыдущих четырех месяцев котировки Brent росли и с октября прошлого года прибавили в общей сложности 77%, то в марте произошла коррекция и цены снизились на 3,9%, до 63,54 доллара США за баррель.

В начале марта позитивный сентимент продолжался благодаря решению ОПЕК+ по сохранению уровня объемов добычи в апреле с одновременным продлением добровольного сокращения добычи на 1 млн баррелей в день со стороны Саудовской Аравии. К тому же одобрение пакета мер поддержки экономики США, признаки роста спроса на нефтепродукты в США, выраженные в снижении запасов бензина, поддерживали цены на нефть на пиковых значениях вплоть до середины марта.

Новости о росте запасов нефти в Штатах вкупе с замедлением программ вакцинации и введением дополнительных карантинных ограничений в Европе вынудили котировки нефти во второй половине месяца растерять весь мартовский рост.

— Так, некоторые европейские страны прекратили использование вакцины AstraZeneca в связи с опасениями относительно возможных побочных эффектов, а Германия объявила о продлении ограничительных мер до 18 апреля. Блокировка Суэцкого канала, через который проходит порядка десятой части мирового объема торговли сырой нефтью, привела к перебоям поставок нефти и временно оказала поддержку котировкам. Однако инцидент имел краткосрочный характер и не изменил общую негативную динамику, — сказала зампред Нацбанка.

По ее словам, текущая ситуация продолжает оставаться неоднозначной.

С одной стороны, ОПЕК+ решила постепенно увеличить добычу нефти с мая по июль, в течение которых планируется снизить ограничения по добыче на 1,1 млн баррелей в день.

Саудовская Аравия также постепенно отойдет от добровольных ограничений добычи. С другой стороны, незначительному восстановлению цен на нефть способствуют позитивные статистические данные экономик США и Китая: индекс деловой активности в сфере услуг от ISM в США достиг исторического максимума 63,7 пункта при прогнозе 59,0 пунктов, аналогичный индекс в Китае в марте вырос с февральских 51,5 до 54,3 пунктов.

Все эти мировые события, по словам Алии Молдабековой, повлияли и на динамику курса тенге.

Так, обменный курс тенге ослаб в марте c 417,02 до 424,34, или на 1,8%. В течение первой половины месяца тенге сохранял низкую волатильность. Однако ситуация изменилась к концу месяца: общий негативный внешний фон и ухудшение динамики цен на нефть привели к постепенному ослаблению тенге вместе с другими валютами развивающихся рынков.

Объемы торгов на Казахстанской фондовой бирже выросли до 2,5 млрд долларов США.

Для сравнения: среднемесячный объем торгов в 2021 и 2020 годах составил 2,3 млрд долларов США.

— В январе-феврале мы отмечали рекордные притоки инвестиций в ГЦБ РК, это оказывало соответствующую поддержку курсу. В марте новые зарубежные инвестиции значительно сократились и составили 17,8 млрд тенге. Для сравнения: в январе новые притоки в ГЦБ составили 174,2 млрд тенге, в феврале – 177,8 млрд тенге. Несмотря на снижение темпов, общий объем инвестиций на конец марта вырос до очередного пика – 799,8 млрд тенге. В апреле тренд на снижение интереса нерезидентов к тенговым активам продолжился, — отметила Молдабекова.

По ее словам, определенную поддержку валютному рынку оказывали продажи активов Национального фонда в рамках выделения трансфертов в бюджет и продажи квазигосударственного сектора. Объем продаж валюты из Национального фонда составил 695 млн долларов США, тогда как КГС продал 153,7 млн долларов США.

Интервенций со стороны Национального банка не было.

— С начала апреля тенге продолжил ослабление. Несмотря на то, что цена на нефть находится на уровне 63 доллара за баррель, развивающиеся рынки продолжают находиться под давлением на фоне крепкого доллара США и высоких доходностей по казначейским облигациям. Дополнительным негативным фактором для тенге являлось недавнее резкое ослабление российского рубля – валюты нашего основного партнера по импорту. За апрель тенге снизился почти на 2% до уровня 432,94, — пояснила зампред Нацбанка.

Она также рассказала об основных факторах влияния на динамику тенге в ближайшее время.

Ухудшение сентимента по развивающимся рынкам на фоне роста доходностей США и укрепления доллара, возникновение новых волн коронавируса повысили риски ослабления валют развивающихся рынков.

— Это привело к снижению интереса иностранных инвесторов к тенге и тенговым активам. Я уже отмечала значительное сокращение новых инвестиций нерезидентов в марте. С начала апреля мы не наблюдали новых инвестиций, а сразу после резкого ослабления российского рубля 7-8 апреля произошел рост ставок по NDF практически до 9%, что может быть признаком того, что иностранные инвесторы занимали короткую позицию по тенге либо сокращали текущие длинные позиции в тенге. Наблюдался частичный выход хедж-фондов из длинных тенговых позиций, — сказала она.

Однако возросший спрос на доллары связан не только с операциями нерезидентов.

«Мы наблюдаем рост внутреннего спроса на иностранную валюту за счет периода выплаты дивидендов и их частичной конвертации. Пик дивидендных выплат приходится на период с 1 по 30 апреля. Также росту спроса на иностранную валюту способствует восстановление деловой активности: внутренний индекс деловой активности впервые с начала 2020 года перешел отметку в 50. В рамках операционной и инвестиционной деятельности юридические лица увеличили объем покупок валюты под финансирование импорта. Это видно по росту объема торгов на бирже», — добавила Алия Молдабекова.

Дальнейшая динамика тенге, несмотря на изменчивость рыночного сентимента, по ее словам, будет определяться, прежде всего, ценой на нефть – нашего основного экспортного товара.

— Баланс на рынке нефти остается весьма хрупким и во многом зависит от устойчивого восстановления спроса на энергоносители. Потому что в отличие от предложения на рынке нефти, которое может регулироваться договоренностями по объемам добычи, спрос продолжает напрямую зависеть от дальнейшего развития ситуации с коронавирусом и темпами вакцинации, — заключила она.