«Ребенок ищет папу»: Молодая мама рассказала о своей нелегкой судьбе

«Ребенок ищет папу»: Молодая мама рассказала о своей нелегкой судьбе
Фото: yandex.kz

Александре всего 20, на руках у нее двухлетний сынишка Андрей. У нее нет ни собственного дома, ни родных, которые могли бы помочь. К тому же воспитывать ребенка девушке, наверно, придется самой: отец малыша серьезно ранил человека и теперь ждет суда. Однако она его не винит. Напротив — прекрасно понимает и даже собирается ждать из колонии. О нелегкой судьбе молодых людей рассказывает корреспондент Tengrinews.kz.

Александра и Богдан познакомились в Саратове, когда ей было 14, а ему — 19. Он приехал сюда из Степногорска к родственникам и сначала даже не посмотрел на девочку, она для него была ребенком. Однако она взрослела, и через какое-то время между молодыми людьми все же завязались отношения.

Наверно, это закономерно, говорит девушка: их свели не только одинаковые характеры и взгляды на жизнь, но и воспоминания о тяжелом детстве. Она в семь лет лишилась матери, погибшей в огне, а отцу оказалась ненужной. В итоге сначала росла у бабушки, а потом попала в детский приют. Его родители всю жизнь пили и ссорились, никогда не следили за сыном и били его. В 16 лет он сбежал в Астану, часто ночевал где придется, сам себе зарабатывал на еду.

«Я тяжело уживаюсь с «обычными» людьми. Они часто жалуются на жизнь, когда все хорошо, но при этом ничего не делают полезного. Меня это раздражает. А он многое перетерпел и никогда так не делал. Был молчаливым, но очень умным. Я чувствовала, что мы похожи, поэтому тянулась к нему. Думаю, с его стороны было то же самое. Мы поддерживали друг друга. Мечтали о другой, лучшей, жизни», — говорит Александра.

Они стали жить вместе, когда ей было 17.

А еще через год он сказал, что должен вернуться в Казахстан. Девушка без раздумий согласилась поехать с ним, ведь в родном городе ее практически ничего не держало: отец был жив, но по-прежнему не сильно интересовался судьбой дочери.

В Степногорске молодые люди сняли небольшую квартирку, устроились на работу. Она трудилась техничкой в пекарне, а он ремонтировал машины на СТО. Отношения между ними были сложными, порой вспыхивали ссоры, изредка Богдан выпивал и поднимал на нее руку. Благо, случалось это не очень часто, говорит девушка. И добавляет:

«Я понимала его. Его родители были алкоголиками, как и мой отец. Такое не проходит бесследно».

А потом Александра узнала, что беременна.

«Я очень испугалась. Представьте: мне всего 18, он тоже молод, мы оба в таком шатком положении… Решила поговорить с ним, потому что поняла, что решение мы должны принять вместе. Он сразу ответил: «Будем рожать». Я почувствовала, как он любит этого ребенка, и вздохнула облегченно».

Новость о малыше сильно изменила Богдана, он перестал употреблять крепкий алкоголь, стал более спокойным и мягким, уделял любимой время. В июле 2018 года на свет появился Андрей, и семья вскоре переехала в столицу. Мужчина устроился работать мебельщиком. Зарабатывал он в среднем 100 тысяч тенге в месяц, около 60-70 из которых уходило на аренду квартирки в общежитии и коммунальные услуги.

Однако Александра никогда не жаловалась.

«Я давно научилась экономить. Покупали мы в основном крупы и продукты, которые долго не портятся, готовили супы. Раз в неделю или две брали курицу, ее я растягивала на три-четыре готовки».

Александра признается, что после родов стала более нервной. Говорит, что муж старался реагировать на это спокойно, но не всегда мог себя контролировать.

«А я просто объяснить не могла, что со мной происходит. Однажды в такой момент он снова поднял на меня руку, но потом долго извинялся. Все наладилось. Он безумно любил сына, никогда на него даже голос не повышал», — вспоминает девушка.

А 11 июля в гости к паре пришел коллега Богдана. Мужчины пили пиво, и в итоге главе семейства пришлось провожать товарища домой. В этот момент Александре сообщили о болезни ее бабушки — единственного близкого ей человека, оставшегося в России.

«Когда Богдан вернулся, то увидел, что я подавлена, стал расспрашивать, в чем дело, пытался успокоить. Я поняла, что мне надо немного проветрить голову, предупредила его, что прогуляюсь, но скоро вернусь. Когда пришла домой, он спал одетым на диване. Я попробовала его разбудить, чтобы разложить диван и лечь рядом. Но он не реагировал. Такое раньше случалось, поэтому я сказала, что пойду спать в комнату сына Андрея. И здесь у Богдана случился срыв, он вскочил, начал кричать и бить меня».

Уже позже девушка узнала, что сквозь сон мужчина неправильно ее понял: ему показалось, что она собирается совсем от него уйти.

«Я плохо помню, как выбежала из квартиры и забежала к соседям. У них праздновали день рождения, и дверь была открыта. Обычно Богдан никогда не вступал в конфликт с посторонними людьми, даже когда у него были такие вспышки агрессии. Поэтому я попросила соседей забрать из квартиры сына. Сейчас я очень об этом жалею, ведь его бы муж точно не тронул».

Следующее, что помнит Александра, — это крики на лестничной площадке. Девушка выскочила в подъезд и увидела лежащего на полу Богдана. Его со всех сторон били гости именинника, но мужчина даже не пытался себя защитить: он просто закрыл голову руками.

«А потом я увидела лежащего в крови соседа. Оказалось, что Богдан хотел припугнуть его и схватил нож. Поэтому его и били. Меня силой затолкали обратно в квартиру. Через некоторое время я узнала, что сосед попал в реанимацию (впоследствии он выжил. — Примечание автора), а Богдан сам себе вызвал полицию. Позже, уже в изоляторе, он сказал мне, что боялся развала нашей семьи. От этой мысли ему снесло голову».

После случившегося Александру вместе с малышом попросили съехать с квартиры, так как за нее стало нечем платить.

Девушка перебралась в центр «Шанс». Сейчас она ждет открытия границы с Россией, чтобы вернуться в родной Саратов. Здесь она планирует жить вместе с подругой, у которой на руках тоже маленький ребенок: девушки хотят помогать друг другу, чтобы получить возможность выйти на работу.

«Ребенок в первое время искал папу, на каждый стук бежал к воротам приюта, потому что привык, что дома в дверь стучится только отец. Сейчас, вроде, немного успокоился в этом плане.

Богдан плохо идет со мной на контакт, возможно, все еще думает, что я хотела от него уйти. Но пока я намерена его ждать из тюрьмы. Не знаю, что будет дальше, мы ведь оба можем за это время сильно измениться. А вдруг не сможем жить вместе? Трудно судить об этом, так что будь, что будет. Время покажет. Но что бы ни случилось, с сыном я ему не запрещу встречаться».

 
 

Вас заинтересует