Трудовое рабство? Казахстанку разыскивали 10 лет

Трудовое рабство? Казахстанку разыскивали 10 лет
Кадр из видео

В Караганде волонтёры нашли женщину, которую в России на протяжении 10 лет разыскивала мать. Сейчас она находится в столичном кризисном центре. Специалисты предполагают, что последние годы Юлия, так её зовут, находилась в трудовом рабстве. Остальные детали пока неизвестны. Дело в том, что женщина практически не говорит. Сказались последствия нахождения в плену. Детали этой и не только истории, узнавал корреспондент «Хабар 24».

Это Юлия. Она почти ничего не говорит. На диалог идёт неохотно. Лишь иногда кивает головой. На людей смотрит с опаской, то, что женщина попала в кризисный центр — настоящее чудо, говорят сотрудники. Ещё удивительнее, что ей удалось сохранить свои документы.

Анна Рыль, председатель фонда «Коргау Астана»:
— К нам позвонили представители из церкви. Сказали, что рядом ходит женщина, она в странном состоянии. Они предполагают, что с ней было что-то плохое. Мы стали подозревать, что она была в трудовой эксплуатации. Потому что с ней был мужчина, который говорил, что вместе с ней убежал с фермы, где они работали.

Уже месяц женщина проживает в этом центре. Практически всё это время она молчит.

Александра Харитоненкова, подопечная кризисного центра:
— О себе практически ничего не рассказывает. Не так давно сказала, что она россиянка. Обычно молчала. Когда вопрос задаешь, откуда, что случилось? Когда случилось, вообще в себя уходила. Видимо, неприятно вспоминать или ещё что-то.

Анна Рыль, председатель фонда «Коргау Астана»:
— Мы видели, что она испугана. Она боялась посторонних людей. Она не кричала. Видели, что глаза расширяются. Когда мужчины подходят, она вся сжимается. Она ковыряла руки, заусенцы отрывала, расковыряла болячки. Она истощенная. Есть следы, похоже, что ее били. У нее нет зубов.

Больше тысячи человек попали в трудовое рабство в Казахстане за последние 15 лет. И это только по официальным данным. Но на деле, по оценкам независимых экспертов, фактов больше в разы. Существует даже мировой рейтинг уязвимости. В нашей республике он равен 43 процентам. То есть почти каждый второй житель страны рискует стать жертвой работорговли.

— Пока со зрением хорошо было, кладку делал. Кафелем занимался. Как со зрением плохо стало, куда идти? На ферму устроился работать.

Это Владимир.

Свою фамилию мужчина просит не называть. Что такое рабство, он знает из личного опыта. Больше 6 лет ухаживал на фермах за скотом. Сначала в Шымкенте, потом хозяева перевезли его вместе с животными в Акмолинскую область.

— Деньги какие-то платили?

— Деньги никто не платил. Только еда и все.

— Насилие?

— В Шымкенте нормально, здесь уже хуже.

— Избивали?

— Морально. Они уедут, и месяц их не бывает. Я должен и корма искать, и сам на что-то есть. Мне это надоело. Я взял и ушел.

— А вы знаете подобные истории?

— Знаю, что ловят и привозят обратно. Избивают. Бить не били.

Только в 2018 году в Казахстане в трудовой эксплуатации, говоря проще в рабстве, находились 75 тысяч человек. Такие данные приводит Международная неправительственная организации Walk-Free. Это на уровне Таджикистана и Сингапура.

Анна Рыль, председатель фонда «Коргау Астана»:
— У большинства этих людей условия проживания плохие. Один из самых неблагоприятных районов — Шецкий район Карагандинской области. Если у вас нет заявлений от пострадавших, это означает, что в данном случае неправильно налажена работа. Потому что всегда будут люди, которые хотят использовать труд другого человека, чтобы обогатиться.

Кто и как долго обогащался за счёт Юлии, скорее всего, так никто никогда и не узнает. Впрочем, как и о том, как ей удалось сохранить свои документы. Кстати, по ним удалось найти её маму, которая живёт на севере России. Оказывается, она искала дочь больше 10 лет. Через две недели Юлия покинет центр. Ей предстоит дальняя дорога. После стольких лет скитаний и лишений женщина, наконец, поедет домой и воссоединится с семьёй.