«Десять лет после ада»: Как сложилась жизнь попавших в рабство

«Десять лет после ада»: Как сложилась жизнь попавших в рабство
Фото: elements.envato.com

Сегодня стартовал престижный международный Берлинский кинофестиваль. В его рамках состоится мировая премьера российской драмы кинорежиссера Михаила Бородина «Продукты 24». Этот фильм основан на реальных событиях, участниками которых поневоле стали несколько казахстанцев.

Многие наверняка помнят историю «гольяновских» рабов. Драма произошла в обычном московском районе Гольяново. Десять лет назад гражданские активисты освободили из подсобки круглосуточного магазина «Продукты» 12 человек — граждан Казахстана, Узбекистана и Таджикистана. Некоторые из них находились в рабстве более десяти лет. До сих пор жертвы боятся своих бывших хозяев, многие избегают общения с прессой, меняют номера телефонов.

Корреспондент Tengrinews.kz узнала, как сложились судьбы некоторых участников той трагедии спустя десять лет.

Что это было

Об этой истории впервые заговорили в октябре 2012 года (ознакомиться можно здесь), когда представители российского движения против рабства «Альтернатива» вместе с журналистами освободили из плена продуктового магазина пострадавших. У жертв были зафиксированы травмы — гематомы, следы изнасилований, уже бывшие работники были сломлены — психически и эмоционально. Среди освобожденных были как женщины, так мужчины. По рассказам людей, они толком не спали, ели что попало, у них не было элементарных условий — туалета и медпомощи. Женщины в результате сексуального насилия рожали прямо там, в изоляции, либо делали аборт.

Таких злополучных магазинов, как потом выяснилось, в российской столице было несколько. Рабовладельцами, по версии потерпевших, были сестры Истанбековы — Шолпан, Жанар и Жансулу, а также супруг одной из сестер Сакен Муздыбаев. По данным из открытых источников, эти люди родом из Казахстана, позже получили гражданство РФ.

Однако по итогам проверки прокуратура не нашла в «гольяновском» деле состава преступления и отказалась возбуждать уголовное дело. Позже Мосгорсуд признал это решение законным.

При этом в конце 2016 года история повторилась — из плена продуктового магазина, принадлежавшего одной из сестер, сбежала еще одна казахстанка.

Несмотря на весь информационный шум, до сих пор, по словам общественников, работодатели так и не понесли наказания. Более того, по рассказам наших московских коллег, тот самый продуктовый магазин, где происходило освобождение пленников, до сих пор работает. Журналисты интернет-издания Mash три месяца назад побывали там. Они пишут, что их встретил агрессивный сотрудник, который бил по камере и предлагал выйти «один на один».

Как живут пострадавшие сейчас

О том, как сложилась жизнь некоторых участниц той истории, нам рассказала координатор программ казахстанского правового центра женских инициатив «Сана Сезiм» Раушан Худайшукурова.

Представители центра были в числе тех, кто протянул руку помощи пострадавшим.

«По «гольяновскому» делу от казахстанцев к нам тогда поступило много обращений — более десяти. Но не все они пошли до конца. То есть когда начался процесс рассмотрения и объединения всех этих дел в одно, многие стали отказываться — кто-то не верил, что что-то будет решаться. Мы работали с теми, кто хотел, — оказывали медицинскую помощь, социальную поддержку, проводили оценку потребностей. Постепенно с нами остались только три девушки.

Сейчас они благополучно проживают в Казахстане. Одна из них, Макпал (имя изменено. — Прим. авт.), создала семью. У нее уже был ребенок, рожденный в России. Если вспомнить ту историю, там девочки рожали в подвалах. Наша подопечная оказалась в их числе.

Ее заставили пойти к нотариусу и подписать разрешительные документы на выезд ребенка за пределы страны. Рядом с ней на тот момент находилась представитель этих работодателей, якобы переводчик, которая все контролировала. Таким образом малыша вывезли из России в Казахстан.

Где именно он находился, мы так и не выяснили.

Главное, что ребенка вернули. Мы оказали юридическую помощь, социальное сопровождение. Ему тогда было девять месяцев, но по физическому состоянию он соответствовал двум-трем месяцам, даже головку не держал.

А сейчас все замечательно. Ребенок полностью получил все прививки, весь объем медпомощи, его устроили в детский сад. Потом он пошел в школу, к тому моменту его маме мы помогли получить квартиру. Сейчас это уже большой, хороший мальчик, нормально учится.

На сегодняшний день наша подопечная полностью социализирована, с учетом того, что она сирота, получила квартиру от государства. У нее еще дети есть, ее восстановили в учебном заведении, мы оказывали поддержку при защите диплома, она получила образование, создала свой бизнес. Эта девушка вполне успешна. Возможно, она поменяла фамилию, выйдя замуж.

Что касается второй девушки, Асель (имя изменено. — Прим. авт.), то у нее тоже все хорошо. Она семью не создала, но у нее есть постоянная работа, ребенок учится в школе.

Третья девушка, Карлыгаш (имя изменено. — Прим. авт.), время от времени выходит с нами на связь, но она очень часто меняет телефонные номера, возможно, это связано с тем, что она до сих пор опасается своих бывших работодателей. Она несколько раз меняла город проживания: жила то в Алматы, то в Нур-Султане, то в Шымкенте.

Последний раз мы с ней общались в начале прошлого года, тогда у нее все было нормально. Она тоже поступила в вуз, не знаю, окончила ли его. Раньше частенько звонила с вопросами при поступлении. У нее нет собственного жилья, и Карлыгаш спрашивала, на что может претендовать. Раз сейчас она не звонит, думаем, что у нее все хорошо».

Что с владельцами магазина

«Что касается руководства магазина, то, по нашей информации, на сегодняшний день никто из них так и не понес никакой ответственности. Я могу даже сказать больше. Мы получили официальный документ, в котором говорилось, что заявления в отношении этих лиц приниматься не будут. А знаете почему? Они просто взяли и изменили анкетные данные. То есть оказалось, что фактически тех людей, на которых писали заявления, не существует.

Была проделана огромная работа. Все документы направлялись сначала в отделы полиции в Казахстане, потом материалы были переданы в Россию. Наши сотрудники полиции ездили туда, чтобы как-то наладить там эту работу. Но потом к нам пришло письмо, что таких людей нет. Получается, что вся работа была проделана зря, нужно было начинать по новой.

Самое первое обращение у нас появилось в 2009 году, потом через год обратилась еще одна девочка. Мы поначалу даже не сразу связали эти дела, потому что нам рассказывали общую информацию, а потом поняли, что это один и тот же магазин.

Стали объединять эти дела, поднимать материалы по работодателям, и выяснилось, что это три сестры, одна из которых уже привлекалась в РФ по смежным статьям и была помилована российским президентом. Было понятно, что человек уже в этой области работал, понимает, что это доходный бизнес, и строит свою работу так, чтобы себя обезопасить и не быть привлеченным к ответственности».

«Судя по рассказам девочек, это была организованная налаженная преступная группировка, у которой был четкий план и механизм, и он очень грамотно работал. Сами работодатели были из Казыгуртского района Туркестанской области. Пострадавшие тоже оттуда. Там, в этом районе, специальные люди занимались вербовкой. Причем таким образом, что жертвы не могли потом обратиться в полицию, так как они получали угрозы еще до того, как их отправляли.

Вербовщики знали, кого вербовать.

Например, у девочек, с которыми мы работали, никого не было, никто за них не мог заступиться. Был случай, когда одной из пострадавших удалось сбежать из злополучного магазина в РФ и обратиться в полицию, но сотрудник тут же позвонил работодателю и вернул ее обратно.

Хозяева не платили зарплату, говорили, мол, сами будут деньги собирать и отсылать родственникам или будут копить, а пленники смогут оплатить свою учебу, купить машину, квартиру. Обещания были такие. Был четкий инструктаж, как разговаривать с родственниками. Если те звонили, телефоны всегда включались на громкую связь.

После того как об этой истории стало известно, со стороны работодателей велась большая работа. Когда поднялся шум, они пытались заметать следы, купили одной девочке какую-то непонятную лачугу, за городом практически, максимально дешевый вариант, чтобы себя реабилитировать.

Она сказала, что не живет в той комнате и вообще долгое время не хотела ей пользоваться, у нее даже прав на это жилье не было. Мы помогали правоустанавливающие документы восстанавливать. А так она долгое время ничего не могла с этой квартирой сделать.

Одна из девочек говорила, что магазины как работали, так сейчас и работают. Нам известно, что работодатели что-то документально предпринимали касательно этих магазинов, то есть они их на кого-то переоформляли, возможно, на каких-то своих работников. Их же там минимум человек десять».

Жалоба в ЕСПЧ и фильм на Берлинском кинофестивале

«Мы гордимся тем, какая работа была проведена. Во-первых, мы смогли социализировать девочек здесь. Больше у них нет необходимости искать работу где-то за границей. По крайней мере именно те, кто с нами контактировал, после всей этой истории за пределы Казахстана не выезжали.

Во-вторых, они знают, какие будут последствия, в случае если допустят прежние ошибки при трудоустройстве и общении с посторонними людьми. Помимо горького опыта, девушки получили полный объем информации по безопасности и, если им потребуется юридическая помощь, они всегда могут обратиться к нам.

В 2016 году от имени нескольких пострадавших, в том числе казахстанок, была подана жалоба в Страсбургский суд. Нас предупреждали, что материалы будут рассматриваться в порядке очереди, обращений со всего мира очень много.

Пару месяцев назад пришел ответ, что Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) принял к рассмотрению жалобу. Есть определенные процедуры, которые нужно пройти до начала этого суда.

Переписка идет с партнерами из РФ, там два языка, рабочий — английский. А наши девочки плохо говорят по-русски и вообще не говорят по-английски. Сейчас идет процесс подготовки ко всему этому. Уже времени много прошло, у девочек может уже что-то и подостыло, но все же они не отказываются от своих заявлений.

Что касается фильма «Продукты 24″, который будет представлен на Берлинском кинофестивале, да, были какие-то просьбы со стороны создателей фильма, информацию запрашивали о тех событиях (в картине снялась одна из реальных участниц событий в Гольяново — Бакия Касимова, главную героиню сыграла актриса Зухара Сансызбай. — Прим. авт.)».

Что делать, если вас завербовали

«После всей этой истории к нам поступали обращения, они были связаны с производством, были недопонимания по зарплатам. Часто случаются истории, связанные с трудовой эксплуатацией. Это когда людей вывозят из города, в отдаленные районы, и они не могут обратиться за помощью. Как правило, у пострадавших нет образования и жилья, они готовы выполнять любую работу просто за крышу над головой. А это долговая кабала.

У нас сейчас есть проект, в рамках которого мы консультируем людей, желающих уехать на заработки. Наши рекомендации такие.

Прежде чем приступать к работе, нужно внимательно читать договоры, которые предлагают.
Запишите номера телефонов консульства.

Поскольку у работников могут отобрать документы, рекомендуем делать копии и держать их в личных вещах.

Нужно информировать своих родственников о том, куда и с кем вы едете. Так как телефоны могут тоже отобрать, важно наизусть знать номер телефона своих родственников либо организации, куда можно позвонить, если что-то случится.

Не доверять сомнительным предложениям. Если предлагают большие заработки, но при этом трудоустройство неофициальное, то надо задуматься, почему такая сумма и без договора.

Если все же уже что-то произошло, то нужно любым способом попасть на территорию своего консульства. Потому что если вы переступили этот порог, то, считайте, попали в свое государство».

Комментарий руководителя российской организации по освобождению из рабства «Альтернатива» Олега Мельникова:

«Мы до сих пор поддерживаем связь с одной из пострадавших в Гольяново, гражданкой Узбекистана Бакией Касимовой. Сейчас она работает в России, периодически к нам приходит, стараемся ей помогать по возможности.

Никто из работодателей по «гольяновскому» делу ответственности не понес. Они на время только закрывали магазин, и в результате дело по прошествии долгого времени стали рассматривать в ЕСПЧ. Что касается данной семьи, то, по моей информации, года четыре назад были задержаны и арестованы мужчины, имевшие к этой семье самое прямое отношение. Они похитили двух подростков и заставили их копать сауну в одном из подвалов. Детям удалось сбежать.

У нас довольно много кейсов, когда кого-то удерживают, и есть среди них случаи с казахстанцами. Сейчас самая большая проблема — это, разумеется, проблема трансконтинентальных группировок. Одна из последних нашумевших историй произошла в Бахрейне, куда заманивали девушек из Казахстана, России и других стран и принуждали к занятиям проституцией.

Из рекомендаций:

  • нужно заранее проверять работодателя,
  • иметь с собой, помимо загранпаспорта, внутренний паспорт. Это поможет в консульстве восстановить ваши документы,
  • придумать со своими родственниками какое-то кодовое слово, чтобы при созвоне было понятно, что с вами что-то случилось,
  • иметь небольшую сумму денег, желательно в долларах.